Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Хогвартс на дистанционке.

А представьте себе Хогвартс на дистанционке.

У директора, само собой, всё нормально. У него [палантир] омут памяти в шкафу, достал из головы воспоминание, бухнул секретаря лицом в тарелку, считай, видеолекция записана. Осталось разослать.

Остальные преподаватели довольствуются имеющимся, поскольку палантиров на всех не закупили, а через госзакупки ещё не прошла партия со времён Великой чумы, так что ждать милостей не приходится и надо импровизировать.

Сначала, конечно, объявляют каникулы. Без каникул никак нельзя. Без каникул недовольные начнутся завтра, а так через неделю.

За эту неделю высокомотивированные преподаватели изобретают изощренные способы доставки магического знания в головы [испытуемых] подопечных. Камины с одновременной проекцией, голосовые кричалки с таймером, зачарованные яблочки на серебряном блюдечке. Профессор Минерва Макгонагалл вообще решает, что маховик времени тридцать раз по обороту и репетиторство с доставкой на дом вместо групповых занятий обеспечат высокое качество и должную мотивацию в виде волшебного пенделя, отвешенного всем нуждающимся лично.

Профессор Рубеус Хагрид, который на педсовете вдохновился словами "метод проектов", обнаруживает в Запретном лесу самку соплохвоста и радуется, как дитя.

Менее высокомотивированные преподаватели решают наконец-то записать все свои серьёзные труды текстом и садятся за эпические труды своей жизни, планируя рассылать их по ученикам поглавно. С контрольными вопросами и конспектированием от руки.

Профессор Северус Снейп поплотнее закутывается в мантию и буркает сквозь зубы, что его предмет требует лабораторных занятий, и он может рассадить [подопытных] подопечных по отдельным казематам. Можно даже с пластиковыми пакетами на головах. Руководство делает вид, что он шутит.

Призрак профессора Биннcа в принципе не может взять в толк, что от него хотят, и продолжает читать лекции в аудитории, не замечая отсутствия [заключённых] подопечных. Поэтому историю магии сразу решают перевести в разряд факультативов. И отменить по ней экзамен. На всякий случай, а то вдруг сдадут лучше, чем в прошлом году, и неудобно будет.

Министерство магии лихорадочно соображает, что сделать, чтобы стало лучше, но так, чтобы не выделять дополнительных денег, и решает издать рекомендации по организации дистанционного обучения в магических школах Великобритании. Как будто бы их не одна.

В первый же день выясняется, что высокомотивированные способы разбиваются о стену непреодолимых препятствий. У половины студентов, оказывается, никогда и не было камина, не то что с сервисом одновременной проекции. Голосовые кричалки с таймером настигают студентов за семейным обедом, будят невинных младенцев и служат причиной нервного тика у родителей. Зачарованные яблочки барахлят, да и вообще в стране дефицит семейного серебра. Преподаватели отчаянно бьются головой в замурованные порты каминов, получают десятки ответных кричалок и пожинают прочие прелести несинхронизированных платформ.

Некоторые ответственные студенты тем временем умудряются установить всё, и теперь похоронены под грудой работ, которая лезет на них из каждого утюга.

Ночью в каждый магический дом Британии в корзинке с гербом Хогвартса доставлено по детенышу соплохвоста. Инструкции к соплохвосту профессор Хагрид, конечно же, составить не успел, рассудив, что разобраться с неизвестным плюющимся огнём магическим членистоногим по определителю – отличное задание для первой недели.

На второй день, с первыми посланными обратно домашними заданиями, система выбирает предел пропускной способности сов. Задания и конспекты лекций не доходят до студентов, выполненные задания не доходят обратно, студенты начинают рассылать записки друг другу с вопросом, получил ли кто правильную ссылку на конспект 394б. Общество защиты магических животных накладывает временный мораторий на использование совиной почты.

Госпиталь Святого Мунго пытается сделать рассылку о технике безопасности работы с соплохвостом, но поскольку почта не работает, сотрудник отдела общественных связей просто вешает распечатанную памятку на входную дверь и ограничивается этим.

На третий день министерство магии вдруг вспоминает, что использование магии несовершеннолетними за пределами Хогвартса запрещено, и рассылает строгие предупреждения, что выполнять магические домашние задания можно только при участии родителей.

На четвертый день студенты из семей магглов составляют петицию, что приказом министерства лишены доступа к образованию, и вообще, есть же Zoom и Microsoft Teams, какие яблочки, вы что. Студенты из богатых семей составляют другую петицию, где требуют больше лекций с использованием омутов памяти. Родители студентов пишут петицию с просьбой забрать из их домов соплохвостов. Все вместе подписывают петицию, что часть предметов всегда велась плохо, и можно их вообще убрать, как историю, или всё вести, как трансфигурацию, потому что вот профессор Макгонагалл молодец и практикует индивидуальный подход в образовании.

На пятый день профессор Макгонагалл, вконец задолбанная тремя сотнями частных уроков в неделю, приносит директору свою петицию, что так дальше жить нельзя.

На выходных совет школы решает разрешить коллективные уроки на свежем воздухе с рассадкой по разлинованным квадратам, разрешить преподавателям выбрать, не хотят ли они вести уроки на свежем воздухе и считать лабораторию зельеварения открытым местом со свежим воздухом по бумагам. На всякий случай.

Профессор Рубеус Хагрид несколько расстроен.

К понедельнику всё возвращается на круги своя, и только министерство магии усердно обходит Хогвартс стороной, делая вид, что [оно фикус] не в курсе, что там происходит.

Потому что регуляция без должного финансирования – это всегда совершенно провальная идея.

#valger_notes

Дистанционное обучение не нравится никому — и есть пять простых причин, почему оно именно такое.

Написала по просьбе коллег колонку, почему ждать качественного дистанционного обучения в школах не получится. Вроде бы вещи изнутри очевидные, но такое ощущение, что многие родители как будто не подозревают, что "бесплатное образование" у нас ещё не развалилось только за счёт того, что многие учителя фактически годами занимаются благотворительностью, а государство так, делает вид, что всё нормально и на шесть тысяч в месяц вообще возможно учить ребёнка 10-12 предметам.



Дистанционное обучение не нравится никому — и есть пять простых причин, почему оно именно такое.
---------------------------------------------------

1. РОССИЙСКАЯ СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ УСТРОЕНА ТАК, ЧТОБЫ БЫТЬ УЛЬТРАДЕШЁВОЙ

Государство много лет лишь притворяется, что обеспечивает качественное бесплатное образование. На деле же финансирование школьного образования легло на плечи нищих муниципалитетов и его хронически не хватает.

Расходы на общеобразовательные школы в Новосибирске — около 13 миллиардов рублей; в городе примерно 180 тысяч школьников. Получается чуть больше 70 тысяч рублей на школьника в год, или 6 тысяч в месяц. На эти деньги нужно содержать здания и территорию школ, организовывать работу столовых, проводить ремонт, платить зарплату всем сотрудникам и проводить 30 уроков в неделю для каждого. То есть средние курсы английского языка стоят больше, чем государство сейчас тратит на организацию полного школьного образования.

Это не бюджет развития, это бюджет нищего существования, из которого просто невозможно платить приемлемую зарплату за законную норму учительской нагрузки — 18 уроков в неделю.

--------------------------------------------

2. В ШКОЛАХ ХРОНИЧЕСКИ НЕ ХВАТАЕТ УЧИТЕЛЕЙ

Каждый год в новостях мы слышим, что в школах острый дефицит учителей. На сайтах по поиску работы постоянно актуальны около трёх тысяч вакансий только в Новосибирске. Например, jobsora.com от 20 апреля 2020: 3 559 вакансий со средней зарплатой 21 640 рублей.

Это проблема не только России: ещё в 2016 году в докладе Статистического института ЮНЕСКО нехватка учителей в мире оценивалась в 69 миллионов человек, и в 2018 году глава ЮНЕСКО Одри Азуле отмечала, что, чтобы полностью закрыть потребность систем образования в учителях, каждому образованному человеку необходимо рассмотреть возможность часть своей жизни посвятить преподаванию.

Но в России есть парадоксальное сочетание: мы ожидаем качества образования, как в развитых странах, а финансируем его хуже, чем половина развивающихся стран.

----------------------------------------------

3. РАБОТАЮЩИЕ УЧИТЕЛЯ УЖЕ ДАВНО И ПЛОТНО ПЕРЕГРУЖЕНЫ

Государство требует, чтобы все основные предметы были закрыты кадрами. Но их нет, поэтому нагрузку по таким предметам вынуждены брать на себя уже работающие учителя: работать на две ставки, откладывать выход на пенсию, внезапно подхватывать смежные предметы, если другой учитель уволился в середине года. Директора школ выкручиваются, как могут — доходит до того, что классному руководителю 11 класса, например, дают ещё одно руководство 5 классом, чтобы чувство личной ответственности по отношению к детям удержало человека на работе ещё несколько лет. Потому что зарплата не удержит, учитель устал, а так «рука не поднимается их бросить».

Школы не нормируют и не оплачивают подготовку к занятиям, а она занимает больше половины рабочего времени. Большинство учителей работает больше, чем на одну ставку — потому что на одну не прожить, да и потому что администрация всеми способами уговаривает взять больше. У подавляющего большинства учителей нет и не было никакого запаса лишнего времени. На

момент перехода на дистанционное обучение они уже эксплуатировали всё своё время максимально.

-------------------------------------

4. ШКОЛА ДЕРЖИТСЯ НА ВЫГОРЕВШИХ УЧИТЕЛЯХ И ЭНТУЗИАСТАХ

Перегруженные учителя в итоге выгорают. Они поддерживают минимально приемлемое качество образования и дисциплину, ожидая, что наконец найдётся, кем их заменить. Но молодые учителя, как правило, ненадолго задерживаются в этой мясорубке, потому что в первые годы работы качественная подготовка к занятиям занимает сильно больше времени.

Есть энтузиасты, которые делают своё дело очень хорошо несмотря ни на что. Структура их мотивации такая же, как у активистов благотворительных фондов. Качественное преподавание действительно можно считать благотворительностью, потому что наша школьная система не может его себе позволить, и хороший учитель делает практически всё сверх минимума за счёт своего личного времени. Когда учитель в день встречает минимум 150 человек, любой элемент личного отношения — это результат никем не отмеченного волевого усилия.

Резкий переход на дистанционное обучение сейчас нагрузил всех, кто уже работал в формате хронических перегрузок, но сильнее всего нагрузил именно тех энтузиастов, которые все эти годы пытались компенсировать низкое системное качество за счёт своих личных усилий.

--------------------------------------

5. ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ МОЖЕТ БЫТЬ КАЧЕСТВЕННЫМ, НО НЕ ПРЯМО СЕЙЧАС И НЕ В ЭТИХ УСЛОВИЯХ

В мире есть школы, которые давно работают в дистанционном формате и успешно с ним справляются. Это, к примеру, школы для людей с ограниченными возможностями здоровья или школы в удалённых северных районах Канады и США, где есть необходимость посещать школу, не передвигаясь в неё каждый день. На опыте этих школ видно, что у дистанционного обучения есть ряд особенностей:

• Оно сильно дороже очного обучения. В такой школе нужно много учителей, каждый из которых ведёт один-два предмета и всё остальное время занимается подготовкой, проверкой и обеспечением учебного процесса. В дистанционном формате невозможно одному человеку качественно преподавать шесть уроков в день.

• Оно требует большой и постоянной семейной поддержки. В обычной школе минимум внимания обеспечивается за счёт бедной стимулами среды, где самое интересное, что происходит, — это собственно урок. Дома так не бывает, и тот же минимум внимания приходится обеспечивать за счёт дисциплины или самодисциплины.

• Переход на качественное дистанционное обучение требует подготовки и дополнительных ресурсов. Нужно оплачиваемое время учителя, не занятое ничем другим — и не неделя, а чаще всего несколько месяцев. Нужна качественная техподдержка, которой сейчас нет. Нужна проверенная, установленная, настроенная техника — а сейчас учителя работают на личных ноутбуках. В большинстве стран, включая нашу, «дистанционное обучение» — это отдельная специальность магистратуры, и трёхдневные курсы «как установить zoom» её не заменят, потому что дистанционное обучение отличается от очного методически.

---------------------------------------------

Поэтому нам не стоит удивляться, что дистанционным образованием недовольны и учителя, и ученики, и родители.

В условиях недостатка ресурсов и времени учителя-энтузиасты попытаются сохранить приемлемое качество и, скорее всего, надорвутся, а выгоревшие учителя смогут только сымитировать какое-никакое дистанционное обучение. Это всё вызовет шквал родительских жалоб, все контролирующие организации найдут способ наказать школы за невыполнение заведомо невыполнимого, и основной удар примут на себя именно учителя-энтузиасты.

Нам стоит спросить государство, почему самая главная его функция финансируется по остаточному принципу. Нам стоит требовать у государства финансировать школы вперёд силовых структур. Нам стоит требовать у государства начать платить учителям хотя бы среднюю зарплату по региону за одну ставку — без махинаций со статистикой. И нам не стоит питать иллюзий, что наша крайне дешёвая система способна в кризисный период выдавать хотя бы тот уровень, к которому мы привыкли, — и уж точно не стоит обвинять в этом друг друга.

Олеся Вальгер, член партии «Яблоко»,
старший преподаватель ФГБОУ ВО «НГПУ»,
бывший учитель английского языка

Источники статистических данных:
https://gorsovetnsk.ru/budgetgo…/budget/rashody/obrazovanie/
https://novo-sibirsk.ru/about/numbers/
https://ru.jobsora.com/novosibirsk/uchitel
https://unesdoc.unesco.org/ark:/48223/pf0000246124
https://data.worldbank.org/indicator/se.xpd.totl.gd.zs
https://ourworldindata.org/financing-education#all-charts

Конференция по принятию коллективного договора НГПУ: отчёт

16 октября прошла Конференция научно-педагогических работников, других категорий сотрудников и обучающихся НГПУ, на которой большинством голосов был принят коллективный договор вуза на 2015-2018 годы (98 голосов «за», 3 голоса «против»).

Список важных внесённых изменений:
- из списка оснований для гарантированных стимулирующих выплат из бюджета университета в Положении об оплате труда убрали выплаты за базы данных и программы ЭВМ. Предложено комиссией по разработке КД на конференции, на сайте университета эта поправка опубликована заранее не была.
- предупреждать работников о сокращении теперь будут не за три, а за два месяца до сокращения. По информации, озвученной 2 октября на заседании комиссии по разработке КД, предложение поступило от работников отдела кадров.

+ в список оснований для гарантированных стимулирующих выплат из бюджета университета в Положении об оплате труда внесена стимулирующая выплата за издание монографии. Предложено комиссией по разработке КД.
+ члены профсоюза становятся более защищенными от сокращения – при сокращении им отдается преимущество при прочих равных условиях. Поправка в КД была предложена профкомом ФИЯ.
+ состав комиссии по разработке коллективного договора будет расширен, в него войдёт ещё один человек, которого выберет профком университета на заседании. Предложение было внесено на конференции профоргом ФИЯ, за предложение проголосовало большинство делегатов конференции.

Дополнительно, были приняты технические моменты:
- в пункт 2.8 внесено дополнение, предложенное профкомом ФИЯ: «При назначении выплат стимулирующего характера Работодатель организует в подразделениях информирование Работников о списках работников, поощренных стимулирующими выплатами, с указанием критериев, по которым они были поощрены».
- пункт 1.2 внесено дополнение, предложенное профкомом ФИЯ: «Предметом Колдоговора является регулирование трудовых, социальных и иных непосредственно связанных с ними отношений в целях большей по сравнению с действующим законодательством защиты прав и законных интересов Работников ФГБОУ ВПО «НГПУ» на основе согласования интересов Работников и Работодателя»

Краткая справка по ходу конференции:
В конференции принимали участие 105 человек: члены действующего Ученого совета университета + делегаты, представляющие студентов, аспирантов, преподавателей, учебно-вспомогательный персонал, службы университета. 13 делегатов представляют учебно-вспомогательный персонал, 33 делегата - научно-педагогических работников (значительная часть из этих делегатов совмещает административные должности и должности ППС), 24 делегата – службы, отделы и иные подразделения, 16 делегатов – студентов, 3 делегата – аспирантов.  Часть делегатов не смогла посетить конференцию по причине болезни, командировки или отпуска.

Конференцию вёл начальник правового управления Алексей Алексеевич Шульга. Сначала о предложенных изменениях в тексте КД докладывал председатель профкома сотрудников НГПУ Михаил Владимирович Леонов (с не очень читаемой, но всё же презентацией), в конце презентации он озвучил, что также предлагается внести изменения в Положение об оплате труда, откуда уберут выплаты за электронные учебники и базы данных, но добавят выплату за монографии. Председатель пригласил проректора по учебной работе Николая Александровича Ряписова рассказать об этом подробнее. Среди делегатов произошло некоторое оживление, поскольку предложенных поправок не было в проекте КД, опубликованном на сайте, и мы не имели возможности обсудить эти предложения с членами коллектива, которых мы представляем. Кроме того, выяснилось, что презентации на этот раздел нет, и после дополнительной просьбы нам открыли на слайд страницу мелкого текста А4, где никто (по крайней мере, из моих соседей) не разглядел даже сумму выплат за монографии - но на тот момент это был не главный вопрос, и думается, эта цифра будет скоро опубликована.

Выступить захотели несколько человек, в том числе представители ИИГСО и ФИЯ. Коллеге с ИИГСО, к сожалению, не дали достаточно времени изложить свои поправки - довольно длинные, но в основе своей правильные: 1) протранслировать часть положений ТК РФ в коллективный договор, что было бы хорошим заделом на последующее улучшение этих показателей в сторону улучшения условия для работников; 2) привязать часть указанных в КД выплат к окладу, а не к МРОТ, 3) сделать положение о расчёте штатов частью коллективного договора либо закрепить эти нормы в коллективном договоре, чтобы исключить их изменение узким составом комиссии без сбора конференции трудового коллектива в середине года, как это происходит сейчас (на 16 октября, конец седьмой недели семестра, преподавателям всё ещё не дают спланировать свою нагрузку, при этом нормы меняются так, что мы, оказывается, не можем прогнозировать свою деятельность, потому что ранее оплачиваемый вид деятельности вдруг становится университету совершенно не нужен).

Поскольку предложенные ей поправки были слишком объёмными, чтобы все могли их воспринять на слух, а на пару поправок у председателя конференции было обоснованное возражение, то с её предложениями произошло примерно то же самое, что и с моими в прошлом году: её прервали, все возражения сфокусировали на единственном слабом месте, обострили ситуацию преувеличением позиции, и предложили перенести эти предложения на работу согласительной комиссии.


Я постаралась выступить максимально кратко, чтобы успеть в пределах регламента очень ясно изложить хотя бы три интересующих нас пункта:
- оставить выплаты за электронные учебники и базы данных.
- дополнить положение об оплате стимулирующей выплатой для ППС  за интенсивность работы.
- дополнить положение об оплате стимулирующей выплатой для ППС  за своевременное, качественное и эффективное выполнение должностных обязанностей.


Почему нам это всё необходимо?
Выплаты за создание электронных учебников и баз данных. От нас требуется организовывать всё более обширную самостоятельную работу студентов, а в связи с изменениями учебных планов и открытием новых специальностей нам нужно много дополнительных ресурсов. При этом нам никак не учитывается проверка работ, поэтому она должна быть по возможности автоматизированной. Но работа по созданию базы данных или учебника – это огромная работа, и человек не может выполнять её просто в качестве хобби.
Интенсивность. К примеру, на ФИЯ в 2014 году 26 преподавателей обучали 521 студента, что означает соотношение преподавателей к студентам 1:20 и почти в два раза выше нормативного показателя по вузу. Если мы проверяем в два раза больше работ, в два раза больше консультируем студентов, выгораем от перегрузки на лабораторном занятии с 40 студентами вместо 20, при этом ведём по полторы ставки, в каждую из которых входит множество мелких предметов по 30 часов – это должно учитываться.
Качественное выполнение должностных обязанностей. Если кафедра выполняет нормативные показатели, это заслуга не только заведующего кафедрой, но и всего коллектива, и коллективу нужен стимул, чтобы работать хорошо – иначе заведующего кафедрой ставят в постоянное неловкое промежуточное положение, где он либо вынужден заставлять работников выполнять неоплачиваемые обязанности, либо взваливать на себя часть общей работы.

Итоги голосования по предложениям:
Все три предложения были поставлены на голосование, что я считаю уже большим прогрессом в сторону осмысленного проведения конференции – но ни одно их этих предложений не прошло. Отчасти потому, что голосование было открытым, а не тайным (это видно по большому количеству воздержавшихся), отчасти потому, что делегаты и члены ученого совета действительно считают, что все эти виды деятельности поощряться дополнительно не должны (и это вопрос к тем, кого коллектив выбрал делегатами, подойдя к этим выборам как к  формальности в своё время):

Предложение по сохранению выплат за электронные учебники и базы данных: 4 за, 29 воздержались, остальные против.
Предложение по выплатам за интенсивность: 2 за, 54 против, остальные воздержались.

Предложение по выплатам за качественное выполнение должностных обязанностей: 2 за, 53 против, остальные воздержались.

Таким образом, конференция предлагает нам:
1) выполнять свои обязанности строго в пределах индивидуального плана, не совершая никакой дополнительной работы.
2) в случае возникновения дополнительной работы по необходимости – не выполнять её до согласования оплаты из внебюджетного фонда подразделения.
3) не считать создание электронных ресурсов приоритетным для университета – сам ректор высказался, что мы уже один из лучших университетов по этому показателю, и поощрять за это университет нас больше не собирается, это могут делать руководители подразделений, если это надо подразделению.

4) никогда не брать больше одной ставки, поскольку это считается нашим личным горячим желанием зарабатывать аж на 6-8  тысяч рублей больше за счёт своего сна, семьи и здоровья.
5) крайне ответственно выбирать своих делегатов, поскольку отмена оплаты электронных учебников – сугубо на их совести: представляя интересы коллектива на конференции, они сегодня добровольно проголосовали за то, что мы все должны ничего не получать за этот вид работы. Отмена этих выплат будет впредь мотивирована исключительно решением этой конференции. Ни в каком другом документе эта отмена не зафиксирована.

Подобные конференции и подобное голосование - обычный процесс внутри любой бюджетной организации. То же самое происходит в вузах по всей стране; наши конференции ещё совершили немалый шаг вперёд за эти три года. Видно, что системная работа на протяжении целого года позволяет принять хотя бы пару не слишком принципиальных, но всё же поправок, что живой профком может чего-то добиться. К сожалению, в образовании всё в целом крайне печально, а мы ещё и первыми лезем в самую глубокую печаль. Я понимаю расклад интересов и сил, когда голосуют члены учёного совета, делегаты от УВП, делегаты от ППС – система доступа к ресурсам через неравномерные просьбы и личное продвижение предполагает, что каждое «независимое» голосование будет чего-то стоить голосующему.

НО: Я не понимаю студентов. 20 % делегатов на конференции – представители студенчества. Вы, представители студенчества, голосуете за то, чтобы:
1) вас учили перегруженные преподаватели с оплатой в 9-16 тысяч рублей – вы голосовали за эту таблицу прямо сегодня.

2) вас учили некачественно, в огромных группах, с минимумом практических занятий – вы голосовали за эти разделы прямо сегодня.
3) ваши работы проверялись, а ваши пересдачи принимались исключительно по доброй воле преподавателя в его личное неоплачиваемое время – вы голосовали за то, что приводит к этому, прямо сегодня.
4) вас учили по дремучим библиотечным книгам в 25 переиздании, а у преподавателей не было возможности искать вам дополнительные материалы или оригинально подавать их – вы голосовали против этой возможности прямо сегодня.

Хорошо – мы поняли, что вы хотите нам сказать. Вы получите ровно то, что за вас выбрали ваши представители. Не удивляйтесь и не жалуйтесь, это ваше решение. Нам, со своей стороны, придётся его уважать и работать так, как решили ваши делегаты.

P.S. Документы, регламентирующие вопросы, упомянутые в тексте:
1) Проект Коллективного договора: http://nspu.ru/content/advr/index.php?eid=14782
2) Новый регламент стимулирующих выплат, подписанный почему-то 1 сентября, а опубликованный только 13: http://smk.nspu.ru/file.php/1/rukovoditelu/PL/Stimulirujushchie_vyplaty/PL_622320-0201-2015_Reglament_stimulir.vyplat_ped.rabotnikam.pdf
3) Действующий стандарт расчёта штатов (будет изменяться в ближайшее время, именно из-за этого нам и предложено не заполнять электронные индивидуальные планы): http://smk.nspu.ru/file.php/1/rukovoditelu/STO/ras4et_shtatov/STO_630340-0101-2014_Raschet_shtatov_Izm5.pdf
4) Проект нового стандарта расчёта штатов, который обсуждается прямо сейчас:
https://drive.google.com/file/d/0B3ool9jHTYx3R3lRbXRBYWN1S2M/view?usp=sharing
Положение о конференции: http://smk.nspu.ru/file.php/1/rukovoditelu/PL_ob_organah/o_konf/PL_SMK_NGPU_550150-1001-2014_PL_o_konferencii.pdf
Норма представительства на конференции: http://nspu.ru/content/advr/index.php?eid=11149&sphrase_id=1693836

Из любопытного - о преподавательской работе

Составила свой индивидуальный преподавательский план на 2015-2016 академический год. Вроде теоретически работаю я в этом году немного - 0,85 ставки. Ставка старшего преподавателя в НГПУ, напомню, 13 919 рублей.

Считаю часы, получается интересно:
1. Веду я аж 14 дисциплин - группа ПУПРа + ИЯ, 3 группы грамматики, "Реферирование" на трёх разных специальностях, "Язык прессы" на двух разных специальностях, "Язык СМИ" на двух разных специальностях, да ещё "Устный перевод". В начале года я считала 16 дисциплин, но потом оказалось, что у нас потоки объединяются, и французам с немцами надо преподавать нечто среднее английское. Итого 765 аудиторных часов за год. Предметы у нас теперь мелкие.

2. На эти 765 аудиторных часов мне по нормам полагается ещё 530 внеаудиторных всяческой активности, обеспечивающей эти дисциплины. К каждой паре мне разрешено готовиться полчаса (остальное сверх - за свой личный счёт), 20 часов в год я могу потратить на обслуживание своего преподавательского сайта, ещё мне точно понадобится снова подавать заявку на преподавателя-стажера для вуза, плюс мелочи вроде заседаний кафедры, в пару школ придётся съездить и рассказать, что к нам надо поступать, пара студентов точно будут писать заявки на гранты, им надо будет помочь... И тут вдруг - мои 535 внеаудиторных часов заканчиваются, а я ещё даже не начала считать половину того, что мне надо банально для обслуживания моих курсов.

3. По минимуму по тем нормам, которые НГПУ разработал, мне надо ещё 140 часов на воспитательную работу - я же не брошу проектный клуб, и разговорный клуб тоже сам по себе идти не будет, какой-то минимум консультации нашего стажера нужен.
Потом мне надо хотя бы 140 часов на публикации, потому что две я уже начала, в середине года надо обязательно наполнить сборник факультета (и не абы чем), и у кафедры так-то есть план по науке, чтобы она эффективной оставалась. А самое главное-то то, что я веду несколько предметов, которые раньше не велись, и к ним надо разрабатывать материалы. Это, по самым скромным нормативным подсчётам - от 390 до 628 часов. То есть: мне как минимум ещё 670 часов надо только на то, чтобы обслуживать текущие потребности курсов даже по тем нормам, что уже в НГПУ есть!

4. И тут я понимаю, что ещё, как всегда, в течение года будет форс-мажор. Например, может уже выйдет ФГОС 3+ для педагогического образования, который Минобрнауки уже как бы год назад выпустило, а на деле сделало только проект, и ещё может его сильно переделать. В этом случае всей кафедре придётся за месяц привести ВСЕ программы кафедры в соответствие с этим стандартом. А это не просто, вообще-то.
Ещё почти наверняка будет форс-мажорная разработка чего-нибудь вроде "фондов оценочных средств" и "учебно-методических комплексов". Это всё может встать часов в 400.

5. А ещё есть куча работы, которая вообще никак сейчас не учитывается. Например, нам никак не оплачивают проверку студенческих работ. А у меня 4 практических дисциплины на младших курсах, хотя бы по 2 работы в семестр, 2 семестра, общее число студентов 46, итого 4*2 *2*46 = 736 работ. По 15 минут на работу – 184 часа в год. Это минимум. На месте студентов я бы ещё недовольна была, что на практическом предмете только две работы в семестр подробно проверяются. А ведь ещё есть "старшие практические дисциплины", где в конце семестра надо будет проверять портфолио, это минимум 5-7 авторских сложных работ на студента, умножить на минимум 80 студентов. Ну в общем, чувствуется масштаб. А ещё есть пересдачи, на которые тратишь уйму времени, и которые вообще никак не идут в учёт (поэтому всех должников можно не ненавидеть только за счёт природного гуманизма и сознательных усилий по сохранению добродушного профессионализма).

А ещё никак никуда не деть руководство стажировкой нашего зарубежного преподавателя-стажёра, ну и минимум профсоюзной деятельности (это собрания, работа в аналитической группе, разработка поправок и предложений, да еще информационная работа).

Денег у вуза нет, желания у государства финансировать образование нет вообще, на нашу внебюджетку вуз складывает нам всё вплоть до ремонта коридоров (при этом оставляя 70 внебюджетных доходов у факультета). Так что выбор тут примерно такой: быть нормальным преподавателем за счёт своего личного неоплачиваемого времени, то есть, всё равно готовиться к занятиям и проверять работы - или быть очень плохим преподавателем, которому всё время будет стыдно перед студентами, потому что до таких сложных материй, как решение государства угробить вузы, им дела нет, им бы доучиться.

Приходится работу преподавателя рассматривать как интересное волонтёрство. Ещё пару лет я могу себе позволить увлекательно поволонтёрить, наверное, но потом, думается, всё же придётся переходить на работу.

P.S. Собственно, это не жалоба и не упрёк никому. Просто думается, что you should practice what you preach, а раз уж вчера на конференции в НГПУ была речь о прозрачности образовательной среды, информационной открытости и обратной связи, то кристально ясно: нет нужды стыдиться реальности, и крайне вредно притворяться, что всё нормально. Всё уже постепенно стало настолько не нормально, что остаётся иронически улыбаться и спокойно ждать, пока корабль высшего образования затонет, потому что айсберг уже таранит борт.
А мы оркестр, мы пока играем.

UPDATE: 20.10.2015. Ранее в тексте была допущена опечатка. В предложении "при этом оставляя 70 внебюджетных доходов у факультета" было ошибочно указано слово "забирая". Опечатка эта связана со стандартным когнитивным смешением при изъятии доли из целого, и исправлена при первом конкретном обращении читателя блога.