Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

«Голосование» первого июля: против.

Долго думала, что делать 1 июля – и вот пять тезисов, к чему в итоге пришла.

1. Разумеется, это такое же «голосование», как «самоизоляция» и «нерабочие дни». Околозаконная процедура, предлагающая гражданам одобрить красивые декларативные поправки о раздаче квартир бездомным котятам, маскирующие две главные вещи: ещё больше полномочий президенту + этим президентом ещё два раза сможет быть конкретный человек. По своей сути это банальный «плебисцит диктатора» – стареющему лидеру нужно продемонстрировать недовольным элитам, что он всё ещё способен убеждать народ кидаться толпой в жерло вулкана.

2. Разумное поведение в условиях любых несвободных выборов – всё равно в них участвовать и голосовать против. К большому сожалению, любые эмоциональные аргументы про «бойкотировать выборы, не придя на них» – это именно иррациональное поведение на эмоциях. Самые идиотские по процедуре публичные слушания – иди и высказывай мнение. Имитационная конференция совершенно ручного профсоюза – иди и высказывай мнение. Выборы в виде междусобойчика между губернатором, его замом и его шофёром – иди и порть бюллетень. Кто не явился, того не существует; кто промолчал – тот с точки зрения принимающих решения автоматом согласился вообще на всё. В самой мёртвой и стоячей воде нужно хотя бы трепыхаться, иначе точно без вариантов. Аргумент депрессии про «не хочу в этом участвовать» я, положа руку на сердце, понимаю – но, к сожалению, не участвовать тут можно исключительно через эмиграцию.

3. Проводить массовое мероприятие в условиях эпидемии – преступление. Новая зараза, ломающая системы здравоохранения через перегрузку, никуда не делась, особенно с учётом того, что бороться с ней это текущее правительство некомпетентных людей в форме решило посредством фальсификации статистических данных. В Новосибирске, например, ещё одну больницу срочно переоборудуют под ковидный госпиталь – при том, что официально заболевших всё ещё меньше, чем коек в резерве. Люди болеют семьями, а тесты у них не берут и не собираются. Да, если соблюдать все меры предосторожности, поход на избирательный участок будет примерно равен походу в супермаркет. Но вы же видите, как люди вокруг умеют «соблюдать все меры предосторожности».

Лучше всех на днях сказала инфекционист Орловской области:
«Пусть голосует, кто хочет, но в городе больше коек нет»

4. Если у Вас есть родственники в группе риска, то стоит постараться убедить их не подвергать себя опасности. Да, иногда сложно объяснить любимой бабушке, что лишний раз из дома выходить не стоит, когда уже все вокруг устали переживать и решили забить на безопасность – но здесь придётся. То, что для относительно здорового человека – ощутимый, но не смертельный риск, для человека с хроническими заболеваниями может оказаться той самой последней соломинкой. Телевизор старается любой ценой позвать на выборы тех, кто якобы больше всего поддерживает текущую власть (ну, по убеждению политтехнологов). Все эти манипуляции – жутко безнравственная штука, и надо помочь родственникам ей сопротивляться. Если же Вы сами в группе риска – оставайтесь дома с чистой совестью и не переживайте, что друзья призывают голосовать «за» или «против».

5. Если Вы не в группе риска и не живёте с людьми из группы риска, то стоит пойти и проголосовать против. Надеть маску, взять с собой свою ручку, прийти в непопулярное время, ни к кому не подходить близко, проголосовать против и уйти. Если не всё в этом списке удалось, то не контактировать как минимум с пожилыми людьми в ближайшие две недели. Ответственное поведение – никому не заразиться, никого не заразить. Но ответственное поведение в данном случае – это не сдаваться и не кивать, когда у нас тут воруют ещё двенадцать лет будущего.

Такая власть опаснее любых эпидемий.

"А/КАК ЖЕ ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ?" - Митинг по следам дела Ивана Голунова, 21 июня, Новосибирск

Новосибирский митинг закончился, а проблемы остались - поэтому вот примерный текст моего выступления.
Запись митинга можно посмотреть здесь:
https://vk.com/precedent1995?z=video-89962066_456240141%2Fbb1156c03543ca741f%2Fpl_wall_-89962066

Десять дней назад благодаря общественному резонансу попытка сотрудников УВД в Москве подбросить наркотики Ивану Голунову не удалась. А сколько подобных попыток удались в отношении других активистов, журналистов, местной оппозиции по всей стране до этого, мы не знаем. И это абсурдное дело вдруг обнажило клубок проблем, которые до этого нечасто попадали в новости.

Одна из проблем в этом клубке – это принципы, по которым строится работа нашей полиции. Это приоритеты, которые выставляют перед десятками тысяч участковых, оперуполномоченных, следователей люди, которые платят им зарплату. Это неправильные принципы и неправильные приоритеты.

В недавнем прошлом наше правительство озаботилось внедрением системы KPI, статистических показателей эффективности. По подобным системам сейчас идёт аккредитация университетов ( сколько статей было издано преподавателями кафедры, сколько у нас студентов из дальнего зарубежья и так далее), аттестация учителей (сколько у вас детей получили дипломы международных конкурсов, сколько сдали ЕГЭ на отличные баллы), по таким системам теперь работают медики (те самые 12 минут на человека, процент заболевших и процент вылечившихся и т.д).

Все эти статистические системы оценки эффективности, положенные на традицию потемкинских деревень, завышенных ожиданий министерств и преступно недостаточного финансирования рождают только одно: фабрику системных фальсификаций, когда талантливому работнику необходимо сначала отбрыкаться от всяческих бумажных работ, а потом уже заниматься настоящим делом.

Совершенно абсурдно, что по такой же системе работает и полиция. У каждого отделения есть план раскрываемости, есть преступления, которые ценятся больше и меньше, есть более эффективные сотрудники и менее эффективные сотрудники, которые получают сильно разную зарплату. И получается, что мы, граждане, хотим от полиции спокойных улиц, безопасных дворов, защиты от семейного насилия и работы по профилактике преступлений, потому что не случившееся убийство лучше раскрытого - а система топора над зарплатой сотрудника полиции ценит раскрытое убийство, а предотвращенное попробуй посчитай.

Вот и складываются такие истории, как в июле 2016 года, когда Новосибирский областной суд признал виновными пятерых сотрудников Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (сейчас, конечно, уже бывших сотрудников уже переименованной службы) по делам, связанными собственно оборотом наркотиков и с тем, что они попытались привлечь к ответственности невиновного мужчину и составили документы об обнаружении в его машине свертков с наркотиками. Таких уголовных дел о превышении полномочий мало, но не так уж мало.

Начальник получает от верхнего начальника задачу повысить показатели, оперуполномоченные получают от этого начальника задачу активизировать работу, а эта самая 228 статья устроена так, что не слишком сложно на грамм завысить вес наркотика, обнаруженного у больного человека, которому вообще-то нужна клиника, а не тюрьма, и посадить его как наркодилера. В этом часто не видят и греха – помните, как Глеб Жеглов подкидывал вору кошелек, потому что вор должен сидеть в тюрьме. Только это НЕ нормально.

Бороться с этим можно по-разному. Либерализовать, то есть, смягчить и сделать более человечной статью УК, например, чтобы сбыт доказывался попыткой сбыта, особо крупный размер начинался ну никак не от двух с половиной граммов, а сроки за преступления, связанные с наркотиками, не были бы выше тех, что назначают за убийство. Сделать силовые структуры более прозрачными и открытыми для всех, только наша система на это не пойдёт, потому что как же ей обойтись без «своих» экспертов, которые заходят в исправительные колонии, которые никого не исправляют, а только калечат психику дальше, и говорят, что всё там в порядке. Но стоит и заступиться за тех сотрудников полиции, которые вынуждены работать либо эффективно, либо по-настоящему.

Потому что мы все, всё-таки, хотим по-настоящему.

Самоорганизация в большом городе (тезисы доклада)

Самоорганизация в большом городе.
Тезисы доклада к конференции «Самоуправление: города, сообщества, люди».


ГПНТБ, 12 сентября 2017 года

Больше всего меня интересует вопрос, как рождается и развивается небольшое локальное сообщество, эффективно справляющееся с одной проблемой или занимающееся одной темой на протяжении длительного времени. Такие сообщества в зарубежной традиции принято называть grassroots communities, дословно – «сообщества у корней травы». В российских источниках часто встречается вариант перевода «низовые сообщества». Появляющиеся стихийно, они основаны на низовой, базовой, широкой легитимности и имеют набор характерных практик, поддерживающих эту легитимность. Это могут быть жители нескольких домов, объединившие усилия для борьбы со стройкой в своём дворе, или неформальная волонтёрская организация, которая внедряет раздельный сбор мусора в отдельном районе, или то, что у нас в городе принято называть «оргкомитетом», когда люди с разным уровнем навыков активизма разрабатывают и воплощают стратегический план действий для достижения желаемого результата. Такие сообщества всегда имеют актив (или ядро), круг волонтёров (людей, готовых систематически выполнять небольшую часть рутинной работы, но не готовых участвовать в длительном процессе выработки и принятия решений) и облако (круг людей, следящих за новостями сообщества, которые эпизодически могут совершить однократное действие).

Эффективность самоуправления в отдельно взятом городе в немалой степени зависит от того, насколько быстро в нём возникают (а также распадаются) такие низовые, ситуативные сообщества, насколько интенсивно их появление, насколько плотно городское социальное пространство пронизано связями, возникшими в таких сообществах. В каждом городе есть своя сложившаяся специфика социальных отношений, и для Новосибирска, на мой взгляд, характерно следующее:

- низкая плотность социальных связей. Большинство социальных связей горожанина – родственные, профессиональные или оставшиеся в наследство от студенческих лет. У нас много очень замкнутых «кругов» (например, работники театров, музыканты, архитекторы, коллективы, сложившиеся вокруг заводов, отраслевой бизнес, и так далее), которые очень слабо пересекаются с другими, при этом внутри них почти все знакомы с почти всеми.

- значительное число горожан проживают в частном секторе, где социальные процессы приближены к происходящим в небольшой деревне (все знакомы друг с другом, много мелких застарелых конфликтов, отлично сформирован институт репутации), но нет отдельного политического агента в лице формальной администрации, очень малый простор для самоуправления (только уличный комитет, существующий на личные средства сверх налогов), а есть сложная мотивация временного жителя (частный сектор часто предназначен под снос, и с учётом хотя бы отдалённой перспективы сноса многие жители не склонны вкладывать средства в развитие территории).

- значительное число горожан проживают в высотных домах с огромным количеством квартир, которыми крайне сложно управлять, и где соседи даже на одном этаже очень плохо знакомы. В доме на шестьсот квартир практически невозможно организовать даже эффективную систему информирования жителей, не говоря уже о процессах принятия решений.

- есть сложившиеся сообщества в многоквартирных домах – это в основном бывшие корпоративные сообщества, заселённые крупными предприятиями в многоквартирные дома, где на начальном этапе значительное количество жителей были знакомы по работе, а также некоторые новостройки, где поселились люди примерно одного достатка и возраста.

- домовые сообщества сильно изолированы. Часто даже в двух домах, делящих один двор, люди практически незнакомы друг с другом. Если во дворе появляется ещё один дом в результате точечной застройки, то его жители остаются чужаками для всех остальных ещё долгие годы, если не десятилетия. У людей из соседних домов чаще всего нет ни пространства, ни повода заниматься какой-либо общей деятельностью.

- в Новосибирске много людей с высоким уровнем навыков, много образованных людей. Это повышает качество низовых сообществ, позволяет им продержаться дольше.

- в Новосибирске очень низкое качество муниципальной и региональной власти, что порождает разрыв между потребностями горожан и представлениями власти об этих потребностях.

Все эти особенности городского социального пространства определяют специфику низовой самоорганизации в нашем городе: чаще всего это протестная самоорганизация. Такая локальная самоорганизация обычно происходит вокруг свежей, острой проблемы, которая угрожает благополучию некоторого круга людей. При этом далеко не каждая такая проблема рождает самоорганизацию. Большинство проблем в городе остаются скрытыми, потому что вокруг них, по их причине не сложилось небольшого сообщества, взявшего на себя активную роль.

Среди факторов, влияющих на успешность низовой самоорганизации, стоит упомянуть:
1) плотность социальных связей. Чем больше людей, затронутых проблемой, знакомы между собой, тем быстрее их недовольство перерастает в действие.

2) наличие выработанного, даже спящего, механизма самоорганизации. Если местному сообществу приходилось ранее решать сообща любую другую проблему, то оно быстро адаптируется к новым условиям. Например, если в доме есть хорошее ТСЖ, то при возникновении новой проблемы в актив входит один или несколько членов правления ТСЖ и приносят свои практики оповещения, принятия решений, организации уличных акций.

3) уровень навыков людей, входящих в сообщество. Наличие людей с высоким уровнем профессиональных навыков повышает качество работы актива и делает сообщество более устойчивым. Это могут быть навыки общения с большим количеством незнакомых людей, навыки проведения собраний, навыки быстрого создания публицистических текстов или публичных выступлений, юридическая компетентность, и так далее.

4) наличие одного или нескольких опытных активистов.

Активист – это человек с определённым типом идентичности, у которого значительно сокращен внутренний процесс принятия ответственности, тот достаточно мучительный переход от «мне это не нравится» к «я должен что-то по этому поводу сделать». Длительность этого перехода сокращается периодическим опытом по переживанию этого перехода, то есть, чем чаще человек приступает к активным действиям по решению общей проблемы, затрагивающей и его, тем быстрее он включается в решение такой проблемы в следующий раз.

Я называю процесс приобретения идентичности активиста «выталкиванием». Человек, нормально функционирующий в пределах своей профессиональной деятельности, имеющий комфортный круг общения оказывается в точке, где какая-то часть его деятельности находится под острой угрозой, и хотя он не обладает необходимой компетентностью для её нейтрализации, он принимает на себя активную роль и начинает разбираться в проблеме, в законах, регулирующих эту сферу, в работе государственных органов. Учится составлять обращения в прокуратуру, мэрию, Роспотребнадзор. Учится преодолевать барьер в общении с незнакомыми людьми на улице. Учится собирать подписи, затем организовывать массовые события (протестные, информирующие, формирующие), затем работать с прессой.

При благоприятных условиях активист научится также решать конфликты в ядре сообщества, собирать средства, привлекать новых людей, делегировать полномочия. Но эти навыки сложно получить в небольшом локальном ситуативном сообществе, чаще всего они приобретаются в больших активистских сообществах, в которых активист проводит некоторое время, потом удаляется обратно в свою индивидуальную жизнь, и периодически снова выходит за пределы своего повседневного. В России есть несколько организаций, которые длительный период времени функционируют с привлечением большого количества людей на неоплачиваемой основе, и в результате естественной ротации сейчас на активистской ниве есть большое количество людей, когда-то получивших в них достаточно богатый опыт общественного взаимодействия и теперь конвертирующих его в другие сферы. Такие организации, к примеру – Greenpeace, Беллона, «Голос», кстати, партия «Яблоко». На местном уровне интересен пример «Сибэкоцентра», вынужденного закрыться из-за недавней охоты на «иностранных агентов».



Сообщество в процессе самоорганизации, как я могу судить из своего активистского опыта (Greenpeace, ИН, «Голос», «За Тангейзер и свободу творчества», проектный клуб ФИЯ НГПУ), проходит несколько этапов.

Сначала один или несколько активистов оказываются затронуты острой проблемой и создают некоторое пространство общения, куда собираются люди, эмоционально затронутые проблемой. Это чаще всего сейчас группа в социальных сетях, но может быть и очное собрание, или пространство вокруг одиночного пикета.

Далее из большой группы людей выделяется актив, который создаёт отдельный канал общения (чат). Актив легче всего собирается по уже существующим социальным контактам, а потом его необходимо дополнить людьми, которые становятся знакомыми уже в ходе самоорганизации. Важно, чтобы эти люди брали на себя некоторую часть работы.
Некоторое время идёт притирка актива, постановка целей и разработка актуального плана действий. Например, в формировании группы «За Тангейзер и свободу творчества» это было написание первых текстов, организация информирования более широкого круга людей, организация работы с прессой не в Новосибирске, создание первой петиции и сбор подписей.

Затем актив сообщества переходит на следующий уровень, когда берётся за изначально кажущееся непосильным задание - например, собрать митинг на пять тысяч человек, принять поправки в закон, добиться отмены строительства в суде. Здесь часто появляется внешняя помощь – люди с высоким уровнем навыков, существующий круг активистов из других сфер присоединяются для краткосрочной помощи. Динамика сообщества ускоряется, общее дело начинает либо требовать всё большего вклада ото всех членов актива, либо требовать расширения актива. Первый путь кажется более лёгким в краткосрочной перспективе: интеграция любого нового члена требует больше затрат, чем личное однократное напряжение сил, но этот путь в долгосрочной перспективе неизбежно приводит к выгоранию актива.

Дальше всегда происходит кризис. Проблема либо решается, и сообщество начинает распадаться, либо не решается, и у членов сообщества снижается мотивация. Обычно сразу за снижением мотивации происходит раскол, когда часть сообщества требует не снижать обороты, а часть сообщества считает необходимым сохранять силы. Единственное сообщество, где я никогда не видела раскола – это «ИН», но это особый случай, поскольку наш актив помимо общего дела уже шесть лет связан тесными дружескими связями, десятком совместных проектов, постоянным общением в удобной структуре политической партии, и в результате практически полным доверием. Альтернативный вариант раскола – раскол по идеологии, когда постоянные конфликты очень разных и теперь гораздо лучше познакомившихся людей начинают сжигать сообщество изнутри. Любой тип раскола, завершившись, чаще всего подрывает мотивацию настолько, что и отколовшееся, и оставшееся сообщество прекращают деятельность.

Если сообщество не разваливается из-за раскола или после успешного решения изначальной проблемы, то оно может успешно выйти из кризиса, либо перейдя на уровень формальной организации, где появляется системный сбор средств и минимальный состав сотрудников, поддерживающих плотность информационного пространства внутри сообщества, либо поддерживая минимально необходимый уровень активности и структуру для быстрой мобилизации в случае новой острой угрозы.

Я убеждена, что сквозной вопрос всех подобных конференций «что делать?» – это на самом деле всегда вопрос «что делать в первую очередь?». Моя версия: учить людей общаться, делиться своими навыками со всеми, кому они интересны, помогать низовым сообществам избежать распада, и если Вы что-то умеете – возьмите к себе под крыло кого-то вроде стажера. У нас практически нет никаких устойчивых ситуаций, где люди младше двадцати лет могут в ходе общей деятельности общаться с людьми старше двадцати лет, а чтобы выросло самоуправление, нужно прежде всего выращивать активистов.

Новосибирск митингующий: против аферы года.

В воскресенье, 2 апреля, в 12.00 на площади Ленина в Новосибирске будет ещё один огромный митинг. Митинг против афёры облправительства с «мусоросортирующими комплексами»: 80 гектаров ценной земли выбросить под свалку, 40 лет платить дань из бюджета подозрительной фирме.


Причина 1. Эта афера – чистой воды коррупция, где бюджет будет терять по 2 млрд в год.
Дело в том, что согласно концессионному соглашению из бюджета Новосибирской области 40 лет будут компенсироваться «недополученные доходы» предприятия. При этом в расчётах совершенно гигантский план по выручке: 272 млн в 2017 году превращаются в 2 млрд рублей уже в 2018. Для сравнения, годовой бюджет Новосибирска – около 30 млрд рублей. То есть, некое предприятие с тремя учредителями (Игорь Фраинт, Екатерина Невзорова и Валентин Бобырев, бывший депутат от Новосибирской области) вкладывает деньги, а потом 40 лет может не стараться, потому что перед ним будет альтернатива: напрягаться и перерабатывать гигантские объёмы мусора либо не напрягаться и просто получать деньги из бюджета. Кто будет напрягаться, если можно ничего не делать и просто получать по два миллиарда из бюджета? Проект можно прочитать здесь: http://izdrevaya.ru/system/files/ProektKS-1.pdf

Причина 2. Под видом «мусоросортирующих комплексов» нам пытаются втридорога всучить две огромные свалки.
Одна из них будет возле Раздольного, вторая – возле Верх-Тулы. Свалки обещаются поистине гигантские: 80 гектаров. Для сравнения, площадь Новосибирского зоопарка – 63 гектара. Представляете, да? При этом проект постепенно трансформировался практически просто в полигон, то есть, из огромного количества отходов кое-что будут доставать и может быть перерабатывать, а остальное так и будет лежать горой в 60 метров высотой. На территории в 80 гектаров. А платить мы за эту свалку будем как за «переработку».

Причина 3. Городецкий ткнул пальцем в карту и выбрал для свалок два места, которые просто безбожно отдавать под свалки.
Видели поля, холмы, перелески и долину реки Издревой? Это красивейшее место, просто новосибирский Шир. Не хватает только хоббитов. Там и редкие растения, и птицы, и звери. С 2009 года это памятник природы. Вся эта красота настолько рядом с будущей свалкой, что она не выживет. Представляете себе, что происходит с рекой, куда течёт вода с гигантской свалки? Спойлер: всё живое в ней гибнет. На фотографии внизу видно, что за место хотят отдать под свалку.

Место возле Верх-Тулы немного не такое живописное, но вот беда: ветром оттуда будет дышать такое количество жителей Новосибирской области, что нас, похоже, решили основательно отсюда вытравить. Будет в городе мусор, пыль, запах свалки и Городецкий с мигалкой.

Причина 4. Нам предлагается платить сорок лет за устаревшую технологию по цене, как будто это «инновация».
Весь мир переходит на глубокую сортировку мусора, повторное использование всего вторсырья, утилизацию всех опасных видов отходов, раздельный сбор мусора. И только в Новосибирске в XXI веке предлагается выбрать поле побольше и хоронить всё вперемешку, выборочно сжигая часть. При этом стоимость этого подарка судьбы - больше 6 миллиардов рублей. Вам не кажется, что это пахнет подозрительно?

Причина 5. У этого митинга есть реальный шанс решить проблему.
Огромное количество людей уже почти год работает над тем, чтобы предотвратить эту катастрофу. В этой концессии нарушение на нарушении и нарушением погоняет. На публичные слушания по этой теме в будние дни уже приходят по несколько сотен человек. Против этих свалок горожане, селяне, дачники, фермеры, школьники, студенты, экологи, летчики, политики, уже и некоторые депутаты. Почва для отмены этого решения готова, поводов это сделать масса.
Но Городецкий, похоже, думает, что на экологические проблемы города всем плевать, живём в грязи и довольны.

И что, разве он прав?

Воскресенье, 2 апреля. 12.00. Площадь Ленина. Митинг против мусорного полигона – аферы года в Новосибирской области. Митинг согласован, уведомление на 1,5 тысячи человек: https://vk.com/event143410090, https://www.facebook.com/events/389871854728727/



Зачем Новосибирску пешеходная улица?

23 января мэр Новосибирска Анатолий Локоть на совещании в мэрии дал поручение сделать улицу Ленина пешеходной – в мягкой форме, только по выходным и только летом. Идея давно обсуждалась экспертами, давно продвигалась рядом общественных деятелей и архитекторов, и те, кто понимают смысл пешеходной улицы, пришли к точке, когда аргументы в её пользу кажутся само собой разумеющимися. Мы решили ещё раз изложить их для широкой аудитории.



1. Каждая улица должна использоваться согласно своему максимальному потенциалу.
Есть улицы, которые дают автомобильный поток клиентов для размещённых на них автосалонах и СТО. Есть улицы, где целесообразно размещать склады, и на них не стоит строить дома. Есть улицы, где стоимость земли позволяет разместить хорошее и дорогое жильё, и нечего строить на них унылые БЦ. Улиц, которые могут привлекать десятки тысяч прохожих, в городе единицы. И городу выгодно, чтобы каждая такая улица использовалась для отдыха и торговли.
__________________________________________
2. Пешеходная улица создаёт особое экономическое пространство.
Если вы думаете, что большинство покупок или посещений кафе – это люди, специально приехавшие издалека на машине, то Вы ошибаетесь. Большинство покупок и посещений кафе – это люди, которые освободились после какого-то дела и задержались в высокопривлекательном месте потому, что тут хорошо. Городу нужны рабочие места, нужны налоги, нужны мелкие предприниматели.
__________________________________________
3. Пешеходная улица создаёт особое социальное пространство. В любом городе пешеходная улица быстро превращается в место встреч, свиданий, прогулок, праздников, фестивалей. Сейчас улица Ленина не место для людей без денег, потому что прогулка по ней – это прогулка до кафе, кино или театра. На ней даже негде посидеть, большинство скамеек были демонтированы, когда появились карманные парковки.
__________________________________________
4. Улица Ленина, открытая для машин, в основном используется как парковка. Это нецелесообразно. Самая дорогая городская земля, которая может генерировать культуру, деньги, событийность, используется как парковка для нескольких сотен людей, которые слишком ленивы, чтобы приехать сюда на метро. Значительная часть парковочных мест занята людьми, которые вообще бросили машину на целый день. Это примерно как поставить в квартире шкаф поперёк коридора. Нерационально, неэффективно, странно.
__________________________________________
5. Улица Ленина имеет самую высокую в городе концентрацию кафе, кофеен и ресторанов – и городу выгодно улучшить её атмосферу в прямом и переносном смысле. Летом множество людей здесь сидят в летниках на улице, и хотя мы уже привыкли дышать всякой гадостью, разумный подход к здоровью горожан говорит о том, что самые людные улицы не должны быть местом концентрации выхлопных газов.
__________________________________________
6. Улица Ленина соединяет три театра, главный музей, кинотеатр и самый живой городской парк, и превращение её в улицу для прогулок даст связность этих объектов. Первомайский сквер, к слову, уже совершенно не справляется со своей прогулочной функцией – там просто слишком много людей.
__________________________________________
7. Пешеходная улица повышает стоимость всего жилья возле неё. При этом местные жители не лишаются права проезда, а общий уровень шума на пешеходных улицах обычно снижается (автомобили создают гораздо больше шума, чем пешеходы).
__________________________________________
8. Пешеходная улица может помочь уменьшить пробки. У улицы Ленина прекрасная доступность на общественном транспорте – автобусы, троллейбусы и станция метро. Нет никакой нужды ехать на неё на автомобиле, и если превратить её в пешеходную, это может немного уменьшить пробки в проблемном центре за счёт людей, оставляющих машину дальше от центра. Разумеется, необходимо одновременно или раньше наладить регуляцию парковки на всех окрестных улицах.
__________________________________________
9. Улица Ленина – минимально болезненный для перекрытия вариант. Можно, конечно, перекрыть Красный проспект, Советскую, Серебренниковскую или Вокзальную магистраль, но изо всех центральных улиц с огромным пешеходным потоком Ленина всё-таки имеет минимальный транзит автомобилей.
__________________________________________
10. Автомобильный транзит и парковка убивают привлекательность улицы Ленина, но даже в таких условиях в день ей как прогулочной пользуются примерно 20 тысяч человек, а как транзитной – всего около 5 тысяч. Она уже успешна в качестве живой улицы, уже привлекает прохожих и малый бизнес, и если дать людям живое место без машин – улица Ленина может стать одной из самых успешных пешеходных улиц страны.
__________________________________________
Проголосовать за или против того, чтобы улица стала пешеходной, можно здесь: http://poll.novo-sibirsk.ru/result.aspx?quiz=79.

Узнать больше о планировании удобной среды можно в бесплатном курсе публичных лекций от Новосибирского открытого университета: https://vk.com/event137824029

О внутрипартийной дискуссии и коммуникации

Максим Кац опубликовал в своём блоге выдержки из моего комментария, размещённого пару дней назад в закрытой группе на фейсбуке. Я не давала разрешения на публикацию текста, но не возражаю.

Конечно, если бы я публиковала этот текст в широкий доступ, я бы сделала его более простым и понятным, а также снабдила бы предварительным абзацем, чтобы широкая аудитория могла понять контекст беседы лично знакомых людей. Я глубоко уважаю Николая Кавказского и понимаю и его опасения, и его мотивы; он хороший человек и имеет право на такую позицию. Но я считаю, что писать тексты на публичную аудиторию ему не стоит, потому что это не его главный навык, и наше обсуждение в закрытой группе - не раздражённое, не спор, не дискуссия о далёких московских делах вступления в партию, которые для меня периферийны, а именно дискуссия о стиле публичного общения, о том, как писать публицистические тексты.

Публицистика - это особый жанр, у которого свои законы. Интернет-стили пока вещь достаточно тёмная; очень мало ясных, кратких научно-популярных публикаций на эту тему. Грубо говоря, пост в блоге использует языковые средства публичной речи, пост в закрытой группе - языковые средства эссе, а личные сообщения и комментарии очень близки к разговорной речи.

Именно поэтому я с некоторой улыбкой отношусь к требованиям вести все дискуссии публично - это невозможно по самым глубинным основам человеческой коммуникации: для каждого вида аудитории одна и та же мысль должна выражаться совершенно разными языковыми средствами, иначе эта мысль будет неизбежно понята превратно. Личное письмо самого невинного свойства не должно быть опубликовано не потому, что человеку хочется что-то скрыть, а потому, что в личном общении мы говорим в контексте, не задавая его специально; мы обращаемся к известному нам опыту собеседника, не объясняем термины, не спорим о понятиях - мы строим свою речь, исходя из своего знания о том, как эти же вещи понимает собеседник. В публичном тексте на широкую аудиторию такое поведение - непозволительная роскошь. Публичный текст строится на преодолении трудностей понимания: нужно задать контекст, нужно предоставить ссылку на предысторию, нужно избегать многозначности, нужно избегать терминов.

Культура и этика, публичность и приватность интернет-коммуникации - вопрос пока скорее открытый. Единственный способ не стать в ней жертвой - тот же, что и у стоиков: не только не говорить о людях дурно, но и не думать того, что не смог бы сказать человеку в глаза.

Внутрипартийная дискуссия наполняет партии жизнью. В "Яблоке" внутрипартийной дискуссии, похоже, всегда было много, а зачастую слишком много. Но вести эту дискуссию публично невозможно, поскольку это тот классический случай, когда присутствие наблюдателя изменяет наблюдаемое. Качественное обсуждение любого вопроса невозможно строить так, чтобы каждый отрезок речи длиной в несколько недель можно было изъять из контекста и предъявить человеку, не знающему всей предыдущей истории обсуждения. Иначе получаются те самые "дебаты", которые нам в августе предлагалось смотреть по ТВ: выступления без предпосылок, которые совершенно бессмысленны.

Стоит ещё понять, что любая группа с построенной коммуникацией естественным образом сопротивляется большому количеству новых участников обсуждения, это нормально, и если обладать некоторой самокритичностью, это преодолимо. Любой новый участник коммуникации всегда пытается сделать одно и то же: обнулить обсуждение и начать его так, как будто эти вопросы никогда не поднимались. Если таких участников коммуникации много, им это обычно удаётся. Но это очень вредно для любой структуры, потому что тогда быстро уходят все опытные участники - им просто неинтересно тратить свою жизнь на второй круг того же самого размышления.

Поэтому если Вам хочется участвовать во внутрипартийной дискуссии, нужно вступить в партию. И если хочется, чтобы Ваш голос имел в ней вес, некоторое время придётся вкладывать силы в свою репутацию внутри неё, в соблюдение норм вежливости и этики, в изучение предыстории и того, что среди членов партии уже несколько лет принято как доказанное.

Будем рады приветствовать новых людей в новосибирском "Яблоке".



Выборы 2016. Краткий ликбез

Кого мы выбираем 18 сентября?
18 сентября 2016 года в России самые главные выборы: выборы депутатов Государственной думы. Эти люди принимают законы и утверждают бюджет. Конечно, исполнением бюджета занимается Правительство, а любой закон после Думы утверждает Совет федерации и подписывает президент, но практически любая проблема России при внимательном рассмотрении упирается в тот или иной федеральный закон. Например, я три года занимаюсь защитой новосибирских дворов от точечной застройки, и в конечном итоге всё упирается в Градостроительный кодекс РФ, который подходит к земле сугубо как к имуществу. Кроме того, хороший депутат в Думе – это депутатские запросы по всем вопросам жизни региона, лоббирование наших интересов при составлении бюджета, выстраивание связей с местным экспертным сообществом. К сожалению, в последние годы Новосибирску с депутатами не везло.

Как выбирают депутатов?
В Думе 450 депутатов. Страна разрезана на 225 округов, в каждом из которых мы выбираем одного депутата «в личном зачёте» - и ещё 225 депутатов избираются по общефедеральному округу, «в командном зачёте», где мы голосуем за партии. Это значит, что в день выборов мы получаем два бюллетеня. В первом - кандидаты по округу, где мы живём; чтобы победить, один кандидат должен набрать больше всех. Во втором бюллетене – названия партий, причём каждая партия сама делит страну на территориальные группы и выдвигает несколько человек в этой территориальной части; чтобы победить, партия должна пройти барьер в 5 % по стране. ЯБЛОКО имеет высокие шансы пройти этот барьер – в 2011 году ЯБЛОКО набрало 4,3 % в Новосибирске, 3,4 % по стране.

Кто выдвигается?
Зарегистрированы списки 14 партий – «Родина», «Коммунисты России», «Российская партия пенсионеров за справедливость», «Единая Россия», «Зелёные», «Гражданская платформа», «ЛДПР», «Партия народной свободы», «Партия роста», «Гражданская сила», «ЯБЛОКО» (№ 11 в бюллетене), «КПРФ», «Патриоты России», «Справедливая Россия».
У ЯБЛОКА отдельная территориальная группа на Новосибирскую область, где в «тройке» адвокат Геннадий Шишебаров; историк и предприниматель Дмитрий Холявченко; общественный активист и преподаватель НГПУ Олеся Вальгер (мой блог вы сейчас и читаете).
Новосибирск «разрезан» на 4 округа, где мы в рамках коалиционных договоренностей выдвинули IT-предпринимателя, члена незарегистрированной «Партии Прогресса» Сергея Бойко, адвоката Геннадия Шишебарова, бывшего главу сельского совета Александра Трушакина, историка и предпринимателя Дмитрия Холявченко.

Как проходят выборы?
Политическая реклама в стране разрешена только в короткий срок перед выборами (поэтому и создаётся ощущение, что «о партиях ничего не слышно»). Агитационный период в сми – с 20 августа по 16 сентября. 17 сентября – «день тишины», агитация запрещена.
18 сентября – крайне неудобное время для выборов. Многие партии, включая ЯБЛОКО, высказывались, что этот день выбран президентом специально, чтобы явка на выборах была ниже. Поэтому очень важно идти на выборы и голосовать.

Какие варианты есть у избирателя?
Избиратель может: проголосовать за одну из партий, не явиться, испортить бюллетень. Минимальной явки на выборах нет, поэтому не явившиеся просто повышают процент голосов за все крупные партии пропорционально их результатам. Испорченные бюллетени дают дополнительные мандаты крупным партиям. Логичнее всего определиться с выбором и проголосовать. Низкая явка и порча бюллетеней уже избрали нам в 2011 году такую думу, что врагу не пожелаешь.

Что делать, если я не живу по месту прописки?
Если у Вас временная регистрация – до 27 августа нужно явиться в территориальную избирательную комиссию и попросить включить Вас в список избирателей.
Если Вы уезжаете в другой город – Вам надо заехать за открепительным удостоверением: до 6 сентября в территориальную комиссию, с 7 по 17 сентября – в участковую комиссию. Комиссии можно найти здесь: www.cikrf.ru/services/lk_address/
Если Вы постоянно проживаете за рубежом или едете в долгую командировку – Вы тоже можете проголосовать. Вам надо будет до 17 сентября подать заявку в избирком на этой территории, и Вы сможете проголосовать 18. Лучше всего уточнить по горячей линии ЦИК +74956069888.

Почему стоит голосовать за партию ЯБЛОКО?
Во-первых, партия сильно обновилась и после выжженных нулевых смогла построить ряд сильных региональных отделений. Новосибирское реготделение восстало из пепла, появилось молодёжное ЯБЛОКО, наши активисты помогают почти всем значимым городским событиям не распадаться на стадии организации. «Искалеченный Новосибирск» и защита «Тангейзера», наблюдательское движение «За честные выборы» и защита Монстрации, ряд дел от убийства Карины Залесовой до многочисленных экологических акций – всё это могло рассыпаться, если бы талантливые молодые люди из ЯБЛОКА вовремя не брали на себя ответственность.
Во-вторых, у партии лучший список за всю историю. 27% выдвинутых по спискам – представители общественных организаций, объединившихся вокруг ЯБЛОКА. В федеральной части списка такие люди, как смелый журналист Лев Шлосберг, неподкупный бывший мэр Петрозаводска Галина Ширшина, единственный принципиальный депутат последней думы Дмитрий Гудков, политик и профессор ВШЭ Виктор Рыжков – помимо таких известных яблочников, как Григорий Явлинский и Эмилия Слабунова.
В-третьих, партия вышла на выборы с отличной узнаваемостью и проходным рейтингом, разработала смелую экспертную программу, заняла сильную политическую позицию по всем ключевым вопросам и смогла объединить вокруг себя множество беспартийных людей, которые ищут выход из тупика, куда завели страну четыре думские партии.

P.S. Бонус-ответ на вопрос «Почему ты с ЯБЛОКОМ?»

Я выбрала ЯБЛОКО как избиратель, потому что ни одна другая партия не отстаивает те ценности, которые для меня крайне важны: свобода, гуманизм, социальная справедливость, уважение к человеку, мирная внешняя политика, экономическое благополучие превыше политических амбиций.

Я выбрала ЯБЛОКО как общественный активист, потому что ни в одной другой партии нет такого количества единомышленников с разнообразным политическим опытом. Вокруг и внутри ЯБЛОКА собран круг экспертов и общественности, какого нет вокруг правительства РФ. Разрабатывая проект какого-либо местного постановления, я легко могу связаться с 5-6 профильными экспертами просто по каналам партии.

Я выбрала ЯБЛОКО как свою политическую идентичность, потому что я не верю в традицию «каждые выборы создавать новую либеральную партию». Я понимаю, что партии развиваются десятилетиями, и чтобы из ЯБЛОКА получилась партия моей мечты через двадцать лет, строить её нужно все эти годы. Я также вижу, что лучше партии за 25 лет постсоветской России не появилось. ЯБЛОКО выше качеством, чем это позволяет российская политическая среда.

Поэтому я прошу Вас поддержать ЯБЛОКО на выборах – чтобы у нас когда-нибудь была хотя бы одна сильная, экспертная либеральная партия с мощными региональными отделениями, внутренними демократическими практиками, красивой коалиционной политикой и выстроенными политическими лифтами, нужно сейчас дать ЯБЛОКУ импульс идти вперёд.


Изучаем матчасть: ходить ли на выборы 18 сентября 2016.

Очень удивляют дискуссии о том, ходить ли в принципе на выборы. Я не знаю, как в Москве, но в Новосибирске в школах учат математику. Так вот: в Думу по спискам избираются 225 депутатов. Приходите вы, не приходите - 225 депутатов. Если вы лично не приходите, вы снижаете явку, то есть, базу, от которой вычисляется процент каждой партии. Но поскольку есть проходной барьер, то ваш "неприход" значим - и выгоден думским партиям. Не явившись на выборы, вы на 50 % голосуете за ЕР, на 50 % - за остальные думские партии в мелких долях.


Некоторые призывают прийти и испортить бюллетень, что при текущих законах ещё печальнее. 1,57 % испорченных бюллетеней на выборах 2011 года всего лишь дали ЕР и СР по одному лишнему мандату с куста. Если кто-то интересовался, этот дополнительный мандат ЕР достался Дмитрию Хороле, председателю Ассоциации оленеводов мира, который пять лет получал зарплату, голосовал "как все", но (сюрприз) подписался под законопроектом об иностранных агентах. Вот такой бойкот в прошлый раз получился. Оригинальный.



Минимального порога явки нет, испорченные бюллетени не отменяют выборы. Неявка = 50 % голоса за ЕР, испорченный бюллетень = голос за какого-нибудь ЕР-оленевода с очередным бредовым законопроектом. Голосовать за партии, у которых нет шансов, тоже = 50 % голоса за ЕР. За четыре думские партии, мне кажется, можно голосовать,только если вы эти пять лет жили в Антарктиде и ещё питаете какие-то иллюзии.



Остаётся для либералов - "ЯБЛОКО" или нац-версия "ПАРНАСа", для националистов - "ПАРНАС" или "РОДИНА" (вдруг наберут 3 % и к следующим выборам хоть какую-то структуру построят). Убеждённым левым могу только сочувствовать, можете попробовать поддержать социал-демократическую фракцию в "ЯБЛОКЕ" в лице Дмитрия Гудкова.



Ещё: некоторые пишут "если мой голос украдут, зачем ходить". Во-первых, пусть уж лучше украдут ,чем вы его сами добровольно ЕР подарите. Во-вторых, пять лет занимаюсь наблюдением и могу сказать: голоса пришедших воруют редко, потому что это сложно, доказуемо и уголовкой чревато, а вот голоса непришедших воровать легко и следы хорошо заметаются.



Даже более любопытно мнение, что участие в выборах делает выборы легитимными. Друзья, они и так будут легитимными, даже если на них один Путин придёт и проголосует. И будет у ЕР 100 %, а нам всё равно придётся по их законам жить, сидеть в тюрьме и платить налоги. Потому что по нашим законам у бездействия свои последствия.






Отчёт о съезде: как я представляла Новосибирское ЯБЛОКО.

В выходные прошёл первый этап съезда партии «Яблоко», где были выбраны руководящие органы на четыре года. Впереди ещё этап по выборам в Думу и выдвижению кандидатов. Приглашаю всех на открытое обсуждение съезда в субботу, 26 декабря, в 15.00. Если Вы желаете прийти, напишите мне об этом в личные сообщения, чтобы я могла учитывать интерес к теме при выборе места. Если кратко о главном:

1. Настоящий съезд.
Я редко бывала на столь наполненных и настоящих мероприятиях. 158 делегатов, избранных на конкурентных выборах в региональных отделениях. Выбор между хорошими и очень хорошими кандидатами. Онлайн-кампания кандидатов: вебинары, обращения, выступления в поддержку, даже печатная агитация. Внимание прессы, сторонников и части граждан, которые сделали съезд живым и сильно сдвинули расклад. Съезд был настоящим. Никто не знал, какие решения пройдут, а какие нет. Никто не знал, кто станет председателем. Никто не мог предугадать, как обновится бюро. Это всё решалось прямо на съезде.

2. Настоящие делегаты.
За два дня я увидела в одном месте такое невероятное количество потрясающих людей – ученых, правозащитников, экологов, низовых депутатов – что впервые ощутила настоящую гордость от того, что имею честь состоять в одной политической организации с такими людьми. У меня была своя задача: я хотела работать так, как в моём представлении должен работать делегат. Я старалась познакомиться с большим количеством других делегатов, поменьше держаться в привычной компании, тратить все перерывы на знакомство с новыми людьми и выяснение их позиции. По возможности я старалась писать в наш новосибирский молодёжный чат все мысли и идеи, перед выступлением выкладывала в чат тезисы, чтобы получить критику и обратную связь, постоянно выходила в зал для гостей, чтобы спросить мнение председателя нашего РО, старалась собрать мнения других гостей съезда перед каждым голосованием, плюс другой человек дистанционно мониторил соцсети и посылал мне выдержки, которые могли оказаться важными. После каждого дня я ещё и писала краткое изложение событий. У меня есть черта: я очень люблю людей, и меня сильно вдохновляет групповая динамика качественной аудитории. Здесь такая динамика просто струилась по коридорам.



3. О моих выступлениях.
- в первый день я коротко выступила при обсуждении докладов, поскольку мне показалось неуместным, что вместо отчета о работе бюро нам предъявили отчёт о работе партии, в котором были описаны и наши собственные мероприятия, никакого отношения к которым федеральное бюро не имело. Эта мысль плавно перешла в низовой запрос на децентрализацию внутри партии, а оттуда – в запрос на децентрализацию в стране. Целей у этого выступления было несколько, но основная была подсказана опытом профсоюзных съездов: в начале всегда нужны несколько «неполиткорректных» и искренних выступлений, после которых всем остальным легче говорить начистоту.
- во второй день меня сильно встревожило нарушение процедуры съезда, вызванное спешкой и нежеланием президиума затягивать процесс, при том, что скомканная поправка о заместителях председателя, принятая «с голоса», была важной. Поэтому я сочла своим долгом добиться слова и повторного голосования по ней. Исход голосования не изменился, поскольку председатель внятно объяснила смысл поправки, но было важно, чтобы принятие механизма выдвижения заместителей председателя было осмысленным, чтобы исправить ошибку. Моя довольно неожиданная просьба о смене члена президиума, ведущего собрание, была спонтанным тактическим решением, что другой член президиума с большей вероятностью вернётся к обсуждению. Что и произошло.
- во второй день я также задала вопрос Эмилии Слабуновой, почему Лев Маркович Шлосберг не был выдвинут в заместители председателя. Ответ, что его лучшие таланты наиболее нужны в политкомитете, меня удовлетворил. Вопрос очевидно был у всех на устах, интернет-аудитория жаждала узнать на него ответ, и мне показалось, что этот вопрос должен быть озвучен.



4. Как я голосовала.
Мы в новосибирском региональном отделении прошли довольно сложную процедуру по принятию решений. Я посмотрела все вебинары, получила аргументированные мнения членов нашего бюро и регсовета, постаралась прочитать высказывания коллег, не входящих в руководящие органы, и учитывала некую сумму этих мнений при выборе. Я также собрала высказанные в соцсетях предпочтения представителей общественности Новосибирской области, и учитывала их мнение при взвешивании публичного потенциала того или иного кандидата. На основе всего этого на встрече регсовета прямо перед моим вылетом мы ранжировали кандидатов от наименее к наиболее предпочтительному согласно потенциалу для партстроительства и выборов, условно выделив первую двойку Шлосберг – Слабунова как ярких низовых региональных политиков, которые смогли построить хорошие местные отделения и провести депутатов в законодательные собрания и муниципальную власть. По вебинарам Лев Шлосберг явно выигрывал в харизме и ораторском мастерстве, а Эмилия Слабунова показала наилучшее среди всех кандидатов видение управления процессами внутри партии. Остальные кандидаты либо уже были во главе партии и не нуждались, по нашему мнению, в дополнительной известности в качестве председателя, либо не до конца раскрылись на вебинарах. В итоге, у меня не было жесткой рекомендации, за кого голосовать: я ехала на съезд с установкой немного поговорить со всеми кандидатами, послушать все выступления и решать на месте. Единственной более-менее консолидированной позицией было голосование за поправку о двух сроках.
В ходе ряда личных бесед примерно к пяти часам вечера в первый день я стала склоняться к Эмилии Слабуновой, но проголосовала в итоге за Льва Шлосберга: в первом туре потому, что вмешательство Григория Явлинского на тот момент показалось мне не слишком этичным, а во втором туре потому, что искренне считаю, что наименьший разрыв между кандидатами на выборах идёт на пользу всем нам: мы серьёзнее взвешиваем каждое своё решение после такой конкурентной борьбы.

5. Предположения о раскладе.
В первый день было слишком мало голосований, чтобы к выборам председателя успеть оценить численность каждой «фракции». На второй день при голосованиях по поправкам лично у меня сложилось мнение, что делегаты съезда условно делились на пять групп:
- делегаты, приехавшие поддержать Сергея Митрохина (20-30 человек).
- делегаты, так или иначе связанные с дивным городом Петербургом (самое большое представительство, более 50).
- делегаты, условно представляющие «партию регионов» (около 40) с выраженной позицией по поводу сложившихся практик внутрипартийного управления, готовые рискнуть ради больших перемен в них.
- заслуженные делегаты, которые ехали голосовать за Григория Явлинского; его авторитет, ум и потрясающие навыки оратора способны сильно сдвинуть их первоначальное мнение (около 20 человек).
- небольшая группа делегатов с ярко выраженной индивидуальной стратегией, не поддающейся группированию.
Легко представить, что манипулировать таким съездом очень сложно, поскольку для принятия любого решения нужно консолидировать голосование двух-трёх групп, а для принятия поправки в устав – почти все. Я бы сказала, внимательный наблюдатель получил бы отличный мастер-класс в дипломатии. По зрелом размышлении, я уже спокойно отношусь к яркой поддержке Григория Явлинского в пользу одного из кандидатов: это не административное давление, это механизм морального авторитета, и это нормальный демократический механизм. Мы не можем запретить ни одному человеку в мире поддерживать кого-либо своим авторитетом – мы как раз и добиваемся, чтобы вес политика определялся его репутацией.



6. Почему съезд выбрал Эмилию Слабунову.
На мой взгляд, очень неправильно говорить об Эмилии Эдгардовне как о «преемнике» и считать, что партия не учла общественное мнение. Во-первых, учла. Всё общественное внимание к выборам председателя, все тексты в сми сдвинули фокус на этих выборах – и вместо традиционного для России соперничества двух столиц мы получили двух сильных региональных политиков во втором туре, что лично меня несказанно вдохновляет. Во-вторых, похоже, что Григорий Явлинский до последнего поддерживал другого кандидата, и определился с поддержкой Эмилии Слабуновой в качестве компромисса и только прямо перед съездом. Тогда же решил сниматься с выборов Сергей Иваненко.
После голосования за поправку об ограничении председателя двумя сроками, часть съезда включилась в логику разделения «лидеров» и «управляющего» и ждала от кандидатов предложений по реформе аппарата и внутрипартийных механизмов. С этим справились Николай Рыбаков и ещё на вебинаре Эмилия Слабунова. Эмилию Слабунову также поддержала гендерная фракция, за неё консолидировались голоса более консервативных делегатов, часть делегатов увидели в ней склонность разрешать, а не глушить конфликты. Лев Шлосберг произнёс яркую и вдохновенную речь, адресованную не только съезду, но и миру – но, к сожалению, ещё на вебинаре несколько напугал многих региональных председателей обещанием отправлять их в отставку за конфликты в региональных отделениях (которые не все председатели умеют предотвращать вовремя), произвёл впечатление властного борца, всегда готового к атаке. Мне эти впечатления понравились, но многим они понравиться никак не могли. Мнение Явлинского качнуло в пользу Слабуновой около двадцати делегатов, но победить во втором туре она смогла бы и без них, просто в силу своей репутации, авторитета и способности слушать. Делегаты выбирали не лидера списка, а того, от кого регионы ждут главного: децентрализации, компромисса, разрешения ряда конфликтов и выстраивания большого количества качественных административных процедур.
К слову, уже во второй день было видно, что сдвинуть съезд в сторону желаемого решения можно было чуть-чуть, но не сильно. Не прошли поправки, предложенные на петербургской конференции. Председатель по-прежнему может избираться по одномандатному округу в думу (эта поправка ослабила бы и Слабунову, и Шлосберга), Москва и Петербург по-прежнему могут выдвигать своих кандидатов без политкомитета. Притом что агитация во второй день съезда была ничуть не слабее, чем в первый.

7. Если Вы болели за другого кандидата и разочарованы итогами.
Не волнуйтесь, Ваше разочарование в основном результат известного медиаэффекта. Полтора года назад люди точно так же не знали Льва Шлосберга, как сейчас не знают Эмилию Слабунову, и возьмись мы его выбирать тогда, все бы считали его таким же "малоизвестным кандидатом из региона". А он вот такое чудо, и не вдруг появившееся! К сожалению, в нашей стране человека с умом и талантом должны избить, чтобы сми обратили на него внимание.
Вы все умные люди. Попробуйте узнать чуть больше об Эмилии Слабуновой. Сильная, смелая женщина, которая построила отличное региональное отделение, способное проводить депутатов на все уровни региональной власти. Тот самый фаворит на выборах мэра Петрозаводска, которая, когда её нечестно сняли с выборов, смогла передать свой рейтинг Галине Ширшиной, и придумавшая столько идей, которые нам так милы в деятельности этого мэра. Человек, большинство ближайших соратников которого находятся под ложными обвинениями. Человек, который несколько лет открыто требует отставки единороссовского губернатора в одном из прямо опасных для оппозиции регионов. Это всё не очень-то сочетается с образом, который часть интернета попыталась на днях ей нарисовать. И самое лучшее качество, которое вы в ней полюбите: она на вас не обидится. Она поймёт ваши эмоции и не будет их вам припоминать. Она не Сергей Митрохин.
Мне думается, что Эмилия Слабунова вас ещё приятно удивит, а за Льва Шлосберга у вас будет шанс проголосовать лично – на выборах в Думу.



8. Почему Льву Шлосбергу не предложили пост заместителя.
Очень, очень многие делегаты хотели это сделать. И в первый, и во второй день съезда его ближайшие соратники, наверное, сотне человек успели повторить, что он не хочет этот пост. Поэтому первый фактор заключался в том, что делегаты не хотели создавать неловкую ситуацию, где он был бы вынужден взять самоотвод. Во-вторых, есть соображение, которое может понять только человек, всей душой прикипевший к родному городу: пост председателя возможно (и то не факт) стоит того, чтобы переехать, а пост заместителя председателя – нет. В-третьих, усиление роли политкомитета и выдвижение Льва Шлосберга в политкомитет многим показалось очень желательным. Политический комитет – это своего рода пул лидеров мнения, публичных спикеров партии, определяющих повестку, которую партия продвигает. После кандидатской речи в понедельник мало у кого остались сомнения, что Лев Шлосберг должен быть среди них.
Кроме того, у меня есть ещё одно соображение. Я бы хотела видеть Льва Марковича в думской тройке, и хотела бы, чтобы своё время он тратил на вот такие речи, а не на нудные дела вроде разбирательства вечных московских конфликтов.

9. Главное достижение съезда.
Безусловно, это поправка в устав о максимум двух сроках председателя. Это заявление, что пора уходить от партий лидерского типа. Это заявление, что сменяемость власти должна начинаться с себя. Это большой поступок Явлинского – и, кстати, большой поступок Митрохина, последовавшего её духу, а не букве, несмотря на всё желание закончить избирательный цикл своими руками. Чтобы принять поправку, нужно было две трети голосов. Это невероятно сложно в большом сообществе с очень разными интересами. Множество людей агитировали, объясняли, договаривались об этой поправке, чтобы к моменту голосования появился консенсус. Мы это всё сделали ради вас, попробуйте это оценить.



10. Партия решила строить Европу изнутри.
Я была на паре европейских съездов. То, что произошло на съезде «ЯБЛОКА» - это был настоящий европейский съезд. С дискуссиями, с глубокими выступлениями, с ответственными делегатами, с прессой и трансляцией. Не всё прошло гладко – так, в какой-то момент отключилась запись звука, и это заметили и починили не сразу. Но это было по-настоящему. И я очень надеюсь, что мы когда-нибудь придём к настоящей европейской политике, где умный председатель создаёт условия для продвижения десятка ярких политиков; где экспертное сообщество разрабатывает законы, которые будут работать: где всем нам есть место для жизни без надрыва, боли и горечи.

Где всё работает, как надо.

О первом дне съезда и выборах председателя партии "ЯБЛОКО"

Под утро завершился первый день съезда партии "Яблоко" - 17 часов острой конкуренции, мобилизации всех сил и непрогнозируемых процессов. Председателем партии по результатам второго тура избрана Эмилия Слабунова, представитель Карелии. Лев Шлосберг получил меньше голосов, хотя произнёс великолепную речь и имеет больше сторонников.

Я несколько расстроена первым днём (не результатами) - только потому, что я не люблю, когда из меня пытаются сделать дуру. Съезд был конкурентным до предела, а перед съездом ещё более интенсивная конкуренция была в региональных отделениях при выдвижении делегатов.

Невероятной остроты дискуссия непрерывно шла в течение почти месяца. Я ехала на съезд со списком, ранжирующим кандидатов от наиболее к наименее желательному. Первые два места занимали в нём Эмилия Слабунова и Лев Шлосберг, как люди, которые обладают большим низовым опытом, провели отличные вебинары и представляют региональные отделения. Наше реготделение с большим уважением относится к Григорию Явлинскому и Сергею Митрохину, но конкуренция между ними на выборах председателя была бы заведомо проигрышной, поэтому мы предполагали поддержать поправку о двух сроках председателя, а дальше определиться по итогам выступлений кандидатов и бесед с ними.

Я колебалась с выбором до последнего, поскольку Эмилия произвела впечатление несгибаемой женщины с врожденной склонностью к дипломатии, хотя и не слишком яркой и запоминающейся речью; Лев является, пожалуй, лучшим публичным оратором нашего времени, но потерял голоса части регионов, напугав делегатов обещанием снимать председателей РО за внутренние конфликты.

Однако, после речи Григория Явлинского в поддержку Эмилии Слабуновой мои сомнения развеялись - и я голосовала за Льва Шлосберга. Потому что было неэтично лишать такого кандидата, как Эмилия, возможности победить самостоятельно в глазах общественности. Да, любой человек имеет право высказать свои предпочтения, и Григорий Явлинский не исключение. Но победа кандидата в начале избирательной кампании в Думу ценна не только победой, а и ореолом, её окружающим. Я считаю, что желание "подстраховаться" со стороны аппарата лишило Эмилию Слабунову возможности донести до общества то, чем она сильна. Она действительно отличный кандидат. Она действительно была фаворитом гонки сразу после отличного вебинара. Она действительно пользовалась большой низовой поддержкой, и письма Галины Ширшиной в её поддержку, скорее всего, было бы достаточно для победы во втором туре. Но неуместное вмешательство авторитета лишило её возможности всё это продемонстрировать широкому кругу людей.

В сухом остатке мы имеем:
1) партия смогла перерасти прошлых лидеров, и избежать конкуренции между ними.
2) внутрипартийный ресурс смог представить широкий выбор кандидатов и столкнуть в гонке новые лица.
3) я впервые была участником, а не зрителем полноценного европейского партийного съезда, где люди собрались принимать демократическое решение и смогли провести 17 часов в этом открытом и публичном процессе, ни разу не перейдя на крик или оскорбления.
4) финальная конкуренция развернулась между сильными низовыми кандидатами из регионов.
5) партия пришла к этапу, когда готова и желает децентрализации полномочий, и завтрашний день наверняка преподнесёт несколько сюрпризов.

Завтра предстоят выборы бюро и политсовета, определение его структуры, ряд резолюций. Многие регионы готовы зубами выгрызать введение заместителей председателя, и те, кто сегодня голосовал за Льва Шлосберга,хотят видеть его заместителем председателя и в первой тройке списка в Думу.

Я готова принять решение съезда, хотя и не голосовала за победившего кандидата - потому что съезд настоящий. Мы настоящие. Процессы идут настоящие. И если вас лично не устраивает полученный результат, то стоит задуматься, почему ваш регион не представляете вы.